«Так не работайте, братья!»: отец убитых в Дагестане пастухов борется за жизнь других детей

1 Сентября 2017 18:24
«Так не работайте, братья!»: отец убитых в Дагестане пастухов борется за жизнь других детей

О резонансном деле братьев Гасангусейновых в последнее время стали говорить меньше. На это и была сделана ставка. Прошел год, есть незначительные сдвиги, новые подробности, но все помнят, чего они стоили адвокатам Гасангусейновых. Требования Муртузаали Гасангусейнова те же – вернуть доброе имя сыновьям, найти и наказать виновных. Ко всему прочему он искренне просит силовиков не повторять в отношении других молодых ребят роковую ошибку, совершенную с его сыновьями.

Братья Гасангусейновы – 17-летний Наби и 19-летний Гасангусейн – были расстреляны в ночь на 24 августа 2016 года в селе Гоор-Хиндах Шамильского района. В ту же ночь правоохранители сообщили дагестанцам, что в районе шла спецоперация, в ходе которой на горных склонах обнаружены и уничтожены ответным боевики. Уголовные дела были заведены по соответствующим статьям – о покушении  на жизнь сотрудников правоохранительных органов и незаконном хранении оружия.

Эта новость так и осталась бы для дагестанцев одной из многих в ряду сообщений об очередной спецоперации, которые за 2016 год даже трудно пересчитать, – если бы не воинственные женщины Гоор-Хиндаха, вихрем ворвавшиеся в здание Шамильского РОВД и буквально отобравшие у полицейских тела убитых ребят.

Сельчане вспомнили, что обязательный для проведения спецоперации режим КТО в селе в роковую ночь не объявлялся. Экспертизы подтвердили, что Наби и Гасангусейна переодели в форму боевиков. К делу подключились адвокаты из правозащитного центра «Мемориал» Мурад и Шамиль Магомедовы, с помощью которых удалось найти еще больше доказательств невиновности убитых – но с превеликим трудом.

Сразу после убийства за защиту Гасангусейновых взялся адвокат Саид Ибрагимов. Родители убитых пастухов Муртузаали и Патимат считают, что из-за него потратили впустую пять месяцев: работа не сдвинулась дальше рассылки обращений и жалоб в инстанции, а сам «защитник» даже не хотел посвящать клиентов в ход расследования.

Такое отношение юриста к работе объясняется просто. Как сообщили КАВПОЛИТу в рабочей группе по расследованию убийства пастухов, Ибрагимова порекомендовали из администрации села, а туда – «сверху»…

«Если не найдут виновных, мы откажемся от закона, будем жить по законам гор»

И вот прошел год. Жизнь в Гоор-Хиндахе течет так же размеренно – будто и не было той чудовищной августовской ночи. И только сердца отца и матери убитых ребят до сих пор рвутся от боли, а мысли заняты неразрешимыми вопросами, главный из которых: что такое «права человека» для правоохранительных органов?

Муртузаали Гасангусейнов хотел бы огородить место убийства своих мальчиков, посадить там деревья и организовать молитвенную комнату. «Пусть каждый прохожий, проходя мимо, заходит в сад поесть фруктов и вспомнить добрым словом моих сыновей», – объясняет он. Впрочем, это скорее мечты, а пока там стоит камень с мемориальной табличкой, прикрепленной сельчанами.

Неделю назад, в годовщину убийства парней, рядом с этим камнем собрались желающие почтить их память. После предзакатного намаза сельчане прочитали коллективный дуа (молитву).

Муртузаали Гасангусейнов благодарен людям, которые поддерживают их с женой в это горькое время. По его словам, особенно греет душу то, что помощь приходит не только от родных и близких, но и от посторонних людей, даже из других регионов России.

«Я очень благодарен бывшему главе района Суракату Асиятилову. Так же благодарен и нынешнему главе Магомеду Гасанову. Он обещал к сегодняшнему дню сделать волейбольную площадку в честь наших детей, но в связи с ремонтом моста попросил отсрочки еще на год, так как перевозить необходимую технику по разрушенной дороге не предоставляется возможным.

В честь двухлетней годовщины здесь будет проведен волейбольный турнир памяти братьев Гасангусейновых, подготовлена площадка и установлен памятник моим детям.

Я благодарен Сажиду Сажидову, Максиму Шевченко, Людмиле Магомедовой, Ирине Гордиенко, Загалаву Самоеву. Спасибо журналистам – они пытаются найти хоть какую-то правду. Но, к сожалению, правоохранительные органы мешают нам в этом поиске. Они всячески пытаются закрыть тему. Мне закрыли доступ на радио, на телевидение…

Также благодарен добрым людям из Москвы, Кабардино-Балкарии, джамаату Кахиб, Маарда, отдельно женщинам Хиндаха. Всему Дагестану», – перечисляет Муртузаали.

Но глава Дагестана Рамазан Абдулатипов на беду сограждан не откликнулся. Два месяца назад он приезжал в соседнее село Кахиб, где открывал райбольницу, но Гасангусейновых не навестил – хотя оттуда до Гоор-Хиндаха всего километр. К нему обратился их родственник в Кахибе, спросив, что власти делают для поиска виновных в смерти ребят. «Спросите, какими они были детьми», – предложил он Абдулатипову.  «Он сказал: не буду спрашивать, потому что это политическое убийство», – передает Муртузаали ответ главы республики.

Понимая, что в Дагестане правды уже не найти, он обращается к федеральным властям:

– Владимир Владимирович! Вы же гарант Конституции, свободы! Почему же наших детей убивают?!

Если не будет раскрыто убийство наших детей и не накажут виновных, мы с Патимат откажемся от закона, будем жить по законам гор.

Я до последнего дыхания буду бороться. Я дойду до Европейского суда,если в России нет закона и порядка.

Конечно, мне уже никто не вернет сыновей. Но я буду бороться за других детей. Что бы того, что случилось с моими детьми, не стало с другими в Дагестане, на Кавказе, на всей Земле.

Не дай Аллах никому то, что мы пережили. Прошло 360 дней, 504 400 часов со дня их убийства. Ни одной спокойной секунды нет…  ни у матери, ни у отца…  Аллах нам дал терпение. Но я хочу, чтобы никто на этой Земле такого не видел.

Политики, чиновники решили делать на наших детях деньги, чтобы кормить своих? Мы бы вам отдали, сколько у нас есть. Но, конечно, наши маленькие деньги вам не нужны.


Дай Аллах, чтобы Магомед Нурбагандов попал в рай. Я преклоняюсь перед его родителями. Он сказал знаменитую фразу «Работайте, братья!».  Он не так работать вас просил (показывает на памятный камень покойным сыновьям - прим авт.). Он имел в виду «работайте честно и достойно». Вы же, наверное, клятву давали… Наверное, клялись чисто работать. Так грязно не работайте, братья!

За день до убийства в Гоор-Хиндахе был начальник ОМВД Шамильского района. Как рассказывает наш собеседник, он прошелся по тропинке, где ходили Наби и Гасангусейн, побывал в убежище, где они ночевали, разговаривал с ними и даже звонил с их телефона. Муртузаали считает, что начальник полиции района имеет к убийству его сыновей чуть ли не прямое отношение. Долгое время его не опрашивали как свидетеля.

«Начальник полиции сказал: «У меня крыша есть, деньги, у меня связи есть». Крыша для него – муж его двоюродной сестры, занимающий должность замминистра внутренних дел Дагестана», – находит объяснение Муртузаали.

С ним согласен и член рабочей группы по расследованию убийства братьев Джамбулат Гасанов. По его словам, межрайонный следователь Марат Ибрагимов, допрашивая брата убитых Магомедрасула и их дядю Магомеда, в протоколе назвал жертв «неопознанными лицами», сославшись на «желание начальника полиции района».

«Гасангусейновы не стреляли, стреляли в них!»

В январе отец убитых пастухов просил СУ СКР по РД возбудить уголовное дело по факту убийства его сыновей. Чтобы на его заявление обратили внимание, пришлось пройти через ряд судебных заседаний. Теперь по закону должны либо завести дело по ст. 105 УК РФ, либо официально отказать в этом, но решения до сих пор нет.

Новым адвокатам Гасангусейновых не давали доступа к следственным материалам, ссылаясь на то, что Муртузаали является свидетелем, а не потерпевшим. Переломить ситуацию удалось лишь в Советском суде Махачкалы. Там у правозащитников отбирали диктофоны, стирали с них все записи, склоняли отца убитых задним числом написать ранее не принятое следователями заявление, – но судья Патимат Махатилова все равно приняла решение в пользу истца и признала действия главы СУ СКР по РД незаконными.

После суда Баграт Сафаралиев из 3-го отдела республиканского  следственного управления, с самого начала назначенный следователем по делу Гасангусейновых, допустил к материалам адвокатов их отца. Тогда доступ к заключениям экспертиз получили и правозащитники.

Они, изучив все данные, пришли к выводу, что Гасангусейновы не стреляли, а стреляли в них, рассказывает корреспонденту КАВПОЛИТа Джамбулат Гасанов.

Гильзы, найденные на месте преступления, не соответствуют тем автоматам, которые лежали рядом с трупами. Не соответствуют они и тем автоматам, которые зарегистрированы в ЦПЭ в Гергебельском районе и взяты на экспертизу. Из пяти фигурирующих в деле «стволов» по трем дано заключение, что из них не стреляли, а по остальным ответа нет.

На коже лица и рук обоих братьев найдены продукты выстрела (сурьма, порох и т.д.) – значит, в них стреляли с расстояния меньше 4 метров. При этом исследование подногтевого содержания и волос убитых ничего не дало. «Значит, стреляли в них, причем с близкого расстояния! Тем более в селе в ту ночь слышны были автоматные очереди и одиночные выстрелы», – делает вывод Гасанов.

По его словам, эксперту была предоставлена одежда, но отсутствовала опись ран при первичном осмотре. «Каждое сквозное ранение было проверено зондом. Были касательные ранения. Но почему-то показаний всех названных экспертиз у эксперта на руках не было. Спрашивается, сопоставляя с чем, он сделал выводы о том, что повреждения на одежде соответствуют ранениям на телах? Никаких подробностей о количествах ран, об их разновидностях… Просто глупая отписка», – возмущается он.

Команда защитников Гасангусейнова намерена провести независимую экспертизу, чтобы установить и зафиксировать истину.

6 июля Гасанов и Гасангусейнов побывали на приеме у нового руководителя СУ СКР по РД Сергея Дубровина. Он, как им показалось, выслушал их внимательно – и попросил  подать ходатайство о допросе участкового, который накануне смерти ребят наведывался к ним на пастбище и расспрашивал, когда они пойдут обратно, а также звонил с их телефона.

 «В деле фигурируют три фамилии: некие Омаров, Исрапилов и т.д. Конкретно об исполнителях убийства пока ничего не известно. Но нам бы в первую очередь хотелось, чтобы власти на высшем уровне признали, что совершено убийство безвинных людей. Вот это наша главная задача и цель на данный момент», – заключил Джамбулат Гасанов.


242

Источник: КАВПОЛИТ

Материалы по теме:


НОВОСТИ КАВКАЗА

17 Ноября 2017 20:05
Депутат Госдумы РФ Умахан Умаханов предлагает Владимиру Васильеву остановить воровство бюджета

17 Ноября 2017 19:03
В Ингушетии в доме имама Хамзата Чумакова прошли обыски

17 Ноября 2017 17:53
Двое полицейских в Адыгее уволены из-за утраты доверия

16 Ноября 2017 16:55
Васильев заявил, что нашел решение вопроса с Самурским лесом

16 Ноября 2017 16:54
Прокуратура Чечни посодействовала блокировке сайтов с призывами к несанкционированным массовым мероприятиям

16 Ноября 2017 16:53
В Минобрнауки Дагестана вновь проходят обыски

16 Ноября 2017 16:51
Путин высоко оценил уровень отношений между Ереваном и Москвой

14 Ноября 2017 19:47
Власти Чечни планируют ввести в строй первую Грозненскую ТЭС к лету 2018 года

14 Ноября 2017 18:45
Верховный суд Дагестана приостановил строительство собора в парке Ак-гель в Махачкале

14 Ноября 2017 17:41
Команда Собчак не нашла желающих возглавить штабы на Северном Кавказе


Свыше 200 человек на 30 машинах приняли участие в автопробеге, который стартовал в городе Избербаш и...
 
В соответствии со статьей 22 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» со 2 октября 2017 года ...
 
В Анапе, в рамках десятых открытых Всероссийских юношеских Игр боевых искусств, посвященных Побед...
Достаточно часто приходится слышать о том, насколько культурная и политическая компонента влияют дру...
Ночь, улица, фонарь, аптека, Бессмысленный и тусклый свет. Живи ещё хоть четверть века — Всё будет т...
В то самое время пока ведущие в дорогих костюмах и с умным видом эксперты обсуждают метафизику, гово...



 

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Адыгея Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Северная Осетия-Алания Чечня

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Азербайджан Армения Грузия Абхазия Южная Осетия