Дагестанские кланы в холодном поту. Готовятся дела на новых влиятельных политиков

24 Января 2018 22:51
Дагестанские кланы в холодном поту. Готовятся дела на новых влиятельных политиков

Уже около недели самой обсуждаемой темой в Дагестане является неожиданное задержание мэра Махачкалы Мусы Мусаева – человека премьер-министра республика Абдусамада Гамидова, возглавившего город в правление Рамазана Абдулатипова.

Жители республики жадно ловят каждую новость относительно развития дела в отношении Мусаева и обсуждают, продолжатся ли задержания и возбуждения уголовных дел в отношении других, более крупных, представителей дагестанской политической верхушки.

Весьма показательны в этом отношении слова Владимира Васильева по поводу Мусаева: «Уголовное дело в отношении мэра столицы - это шаг к ряду мер, которые будут приниматься для наведения порядка в этой области. Они будут последовательными и, убежден, результативными. Коллеги, всем надо понять: это не  чьи-то амбиции или желание произвести впечатление, это жизненная необходимость», – приводит слова руководителя Дагестана газета «Черновик».

Васильев также отметил, что представители органов власти всех уровней, независимо от должности, положения, социального статуса, несут равную ответственность перед законом, и их должностные действия должны строго ему соответствовать: «Рассчитывать на какие-то заслуги, принадлежность, отношения не советую. Я думаю, что это очевидно и понятно», – пишет газета.


На этом фоне, действительно, интересно понять, почему в числе первых задержанных представителей дагестанской политической верхушки оказался именно мэр Махачкалы Мусаев, а не более крупные фигуры? На вопросы On Kavkaz отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Милрад Фатуллаев, главред РИА «Дербент».

Почему первым из всего дагестанского руководящего корпуса был задержан именно Муса Мусаев? Ведь в дагестанской верхушке очень много фигур намного крупнее него, к которым у правоохранителей накопилось гораздо больше претензий?

Эдуард Уразаев

Во-первых, Махачкала наиболее привлекательное место для бизнеса. Кроме того здесь много журналистов, которые освещали тему незаконных застроек и передач земельных участков. Оттого любые нарушения в Махачкале наиболее подробно освещались в независимых дагестанских и кавказских СМИ.

Во-вторых, в Махачкале сосредоточены основные силы контрольных и правоохранительных органов. И, помимо обычного заинтересованного внимания, им приходилось реагировать на выступления прессы и жалобы жителей. Поэтому на Мусаева был, видимо, уже накопленный материал.

Так, за день до задержания Мусаева Счётная палата РД сообщила о финансово-бюджетных нарушениях в мэрии Махачкалы почти на 3 млрд рублей. А на второй день после его задержания администрация Махачкалы опубликовала на своём официальном сайте список из 148 домов, построенных без разрешения и уже эксплуатируемых жильцами.

В-третьих, Мусу Мусаева отличала повышенная медийная активность с высоким уровнем самомнения и самоуверенности. Возможно это, в условиях очевидных городских проблем, привело к раздражению в верхах. И, соответственно к тому, что с него первого начали возбуждать уголовные дела.

Милрад Фатуллаев

Первым задержан не Муса Мусаев. Он задержан как крупная политическая фигура, хозяйственник, возглавляющий почти город-миллионник, с серьезным бюджетом, где сосредоточена треть населения Дагестана. Поэтому на него обратили внимание.

Звонок прозвенел еще тогда, когда начальник службы безопасности Дома правительства Дагестана Магомед Омаров был задержан по подозрению в попытке устранения  министра строительства и ЖКХ Ибрагима Казибекова. После прихода Владимира Васильева первым пал Муса Мусаев.

Мусаев находился на переднем плане команды Рамазана Абдулатипова. Допустил наиболее резонансные нарушения. Посчитал, что покровительство, которое обеспечивали Абдулатипову влиятельные лица в Москве, будет распространяться и на них тоже. Но это не произошло. Ситуация изменилась.

Те, кто больше всех набедокурил при прежнем главе, отвечают за содеянное первыми. К Махачкале есть серьезные претензии. Здесь сосредоточены ключевые фигуры той команды, которые совершила масштабные преступления. Это привело к необходимости направления в республику кризис-менеджера в лице Васильева.

Человека, заметим, с большим опытом. Несмотря на то, что у него нет глубоких знаний о Дагестане, и ему требуется время, чтобы детально все изучить. Но, видимо, ситуация настолько сложная, что пришлось поставить Дагестан практически под внешнее управление для блага самой же республики.

В серьезных ревизиях нуждаются вопросы земельного отношения, градостроительства, строительства, финансовые дисциплины, расходование бюджетных средств и накопившиеся долги. До приезда прокурорской группы, проверки начались в газовой и электроэнергетической областях.

Кроме 38 прокуроров с федерального уровня, в Дагестан прибыли 40 специалистов различных направлений. Они выявляли, где происходят нарушения. По результатам проверок будут сделаны соответствующие выводы, а не только в отношении Мусы Мусаева.

Каковы перспективы уголовного дела против Мусаева? Почему за такую не очень крупную фигуру, как он лично взялся глава СК России Александр Бастрыкин? Может с задержанием Мусаева федеральные силовики начинают охоту на более крупную дичь?

Эдуард Уразаев

Тот факт, что дело взял под личный контроль председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин и дело передано Главному управлению Следственного комитета по СКФО, говорит о проявлении политической воли в руководстве страны, которой не хватало в период правления Рамазана Абдулатипова.

Это подтверждается и прибытием в Дагестан беспрецедентного десанта из 38 прокуроров и 40 экспертов по поручению Генеральной прокуратуры России. Заброс такой широкой "сети" даёт основания считать, что в них попадёт и "крупная дичь".

Причиной же проявления такой политической воли Москвы стала, видимо, информация и по линии правоохранительных органов, и по линии СМИ, и по линии управлений по внутренней политике, докладывавших о росте числа жалоб, протестов и активности представителей гражданского общества.

Такая информация поступала и раньше, но таинственным образом не получала реакции. Однако в преддверии выборов опасения получить протестное голосование послужило толчком к решительным действиям, что и подтвердил врио главы Дагестана Владимир Васильев на оперативном совещании 22 января, в ходе которого он прокомментировал задержание мэра Махачкалы.

Милрад Фатуллаев

Муса Мусаев будет осужден и получит срок по нескольким делам. Уже есть информация, что на него будет возбуждено второе уголовное дело по продаже городской земли ниже кадастровой стоимости.

Такая же участь ждет сына, который обвиняется, кажется, в сопротивлении полиции. Факт того, что Александр Бастрыкин взял контроль над ходом расследования на себя, говорит о том, что Муса Мусаев является одной из ключевых фигур в масштабных нарушениях, которая совершила команда Рамазана Абдулатипова.

Участие Александра Бастрыкина демонстрирует, что следствие будет вестись всерьез, «соскочить», используя различные механизмы, не удастся. Вслед за первым делом будут расследоваться другие дела и другие фигуранты.

Можно ли задержания Мусы Мусаева, а ранее и родственника Рамазана Абдулатипова, воспринимать как начало демонтажа клановой системы, выстроенной в последние несколько лет?

Будет ли вестись борьба за уничтожение всех кланов до остатка в дагестанской власти? Или же она ограничится минимизацией влияния кланов на республиканском уровне, а на уровне городов и районов влияние кланов сохранится?

Эдуард Уразаев

Кланы в том понимании, в каком мы о них говорим применительно к Дагестану, в проекции на язык Уголовного кодекса называются ОПГ, а в политическом плане - это политико-экономическая группировка, лоббирующая или реализующая свои интересы на грани криминала.

Политические методы удаления конкурентов или провинившихся в России почему-то не в чести. Чаще мы наблюдаем разгромы ОПГ во власти с помощью правоохранительных органов. Насчёт борьбы с кланами до остатка гарантии нет, но существенный урон может быть нанесён.

Если даже дело ограничится возбуждением уголовных дел с последующими отставками, которые потом будут "спускаются на тормозах", это, тем не менее, приведёт к существенному понижению политического и социального статуса клановых группировок и их лидеров, что также существенно для общественного мнения.

Что касается уровня городов и районов, то, судя по последним заявлениям Владимира Васильева, он держит работу глав муниципалитетов на контроле и регулярно напоминает им о необходимости выполнения плана по сбору налогов и повышению налогового потенциала.
Он предупредил их, что в  случае невыполнения планов будет ставиться вопрос о соответствии занимаемой должности. Пока мы наблюдаем, что, несмотря на медленность шагов, у врио главы республики слова с делами не сильно расходятся, в отличие от Рамазана Абдулатипова. 

Милрад Фатуллаев

К сожалению, клановая система утвердилась при Абдулатипове. Еще полгода назад у журналистов, наблюдателей и экспертов в Дагестане складывалось такое впечатление, что выкорчевать эту клановую структуру будет сложно. Потому что родственники Абдулатипова и его окружение оказалось почти во всех министерствах и ведомствах.

Казалось, что провести проверку по ним будет довольно сложно. Это мнение уже развеивается. Судя по первым серьезным шагам со стороны Васильева и привлечению прокурорской группы и экспертов, убежденность в том, что это будет сделать сложно, нет. Будут сделаны выводы, сообразные проверяющей группе специалистов. Выводы аналогичного масштаба будут сделаны по окончании их работы.


458

Источник: On Kavkaz

Материалы по теме:


СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Адыгея Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Северная Осетия-Алания Чечня

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Азербайджан Армения Грузия Абхазия Южная Осетия