100 лет революции: советскоe наследие на Кавказе

7 Ноября 2017 23:08
100 лет революции: советскоe наследие на Кавказе

7 ноября 2017 года исполняется 100 лет со дня вооруженного восстания в Петрограде, которое привело к власти партию большевиков и навсегда изменило жизнь народов, живших в Российской империи. Несмотря на то, что со времени тех событий прошел уже целый век, современная Россия и ее соседи по-прежнему сталкиваются с наследием революции. Северный Кавказ в этом плане не является исключением. Нынешние очертания национальных республик Кавказа, современный образ жизни людей и национальное самосознание несут на себе отпечаток действий большевистской власти в первые годы после революции. В этот период сформировалась профессиональная интеллигенция и культурная элита народов Кавказа, люди получили доступ к образованию, некоторые, прежде бесписьменные, языки обрели собственные алфавиты. Но было у политики большевиков на Кавказе и много минусов. В частности, именно политика советских властей во многом стала той миной замедленного действия, которая спровоцировала современные национальные конфликты в регионе.

Подробнее о том, какие изменения в жизнь народов Северного Кавказа принесла Октябрьская революция, «Кавказский узел» попросил рассказать экспертов.

Послереволюционный хаос

Памятник Ленину в Махачкалеhttps://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/e/e8/%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D1%83_%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D1%89%D0%B0%D0%B4%D1%8C_%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B0.jpg

«После победы большевиков в октябре 1917 года все социальное пространство империи оказалось ввергнутым в хаос. Где-то было чуть поспокойней, где-то менее спокойно, что же касается Северного Кавказа, то там ситуация практически полностью вышла из-под контроля, обернувшись ростом насилия - неслучайно этот регион традиционно считался "проблемной" зоной империи», - так описывает ситуацию на Кавказе Людмила Гатагова, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

По ее словам, обострение внутренней обстановки на Кавказе «всегда происходило в моменты кризисов верховной власти». «Так было и в Российской империи, и в СССР. Наглядное свидетельство - обострение межэтнических отношений в годы перестройки и в период распада страны. Революционные события 1917-1920 годов не являются здесь исключением, они, скорее, в этом смысле показательны», - добавляет Гатагова.

На протяжении июня - ноября 1918 года войска Османской Турции пытались захватить Дагестан, воспользовавшись приглашением второго Горского правительства и ликвидацией советской власти. 6 октября им удалось взять Дербент, а 8 ноября - после месячного сопротивления русских войск под командованием Лазаря Бичерахова - Петровск (Махачкала). Только в конце ноября под давлением британского командования турки покинули Дагестан.

Похожую оценку дает историк Александр Скаков, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН. «Как только Центр теряет контроль, начинаются конфликты. Так было в 1905 году, в 1917 году и в 1991 году», - объясняет Скаков.

От экзотических аборигенов до реальной угрозы

Сергей Арутюнов. Стоп-кадр видео https://postnauka.ru/video/13180

Если в царской России «статус кавказцев был несколько улучшенным вариантом статуса американского аборигена», то при советской власти ситуация изменилась. Многие решения советской власти привели к тому, что кавказские народы, получившие автономию, начали восприниматься реальной угрозой, связанной с криминалом. «Ведь сегодня у российского обывателя всерьез возникают мысли о том, что, к примеру, чеченцы могут над ними господствовать. Основы таких изменений в положении заложены первыми годами советской власти», – утверждает Арутюнов.

В чуть более долгосрочной перспективе Октябрьская революция принесла на Северный Кавказ не только хаос, считает профессор МГУ Сергей Арутюнов, заведующий отделом народов Кавказа в Институте этнологии и антропологии РАН. По его мнению, революция оказала как положительное, так и отрицательное влияние на кавказские народы.

С одной стороны, политика большевиков несла народам бывшей Российской империи модернизацию и индустриальное обновление, с другой – она проводилась беспорядочно, с использованием насильственных методов. Например, как замечает Арутюнов, советское руководство размещало объекты военной промышленности не там, где были выгодные условия, а там, где считало для себя правильным. «После распада СССР многие из этих заводов и фабрик военно-промышленного комплекса оказались неконкурентоспособными и ненужными, потому что утратили экономические связи. Так было, к примеру, с военно-морскими предприятиями в Дагестане», – добавляет ученый.

Ключевым событием первого десятилетия Советской власти, по мнению Арутюнова, «стало формирование у племен и народов Северного Кавказа национального самосознания». Иногда национальное строительство проходило в очень искусственных формах, породив со временем новые противоречия. Например, конфликт возник вокруг племени андийцев. «До 1917 года никакой речи о "национальном сознании" у них не могло быть. Ввиду того, что их отнесли к аварцам, и те в свою очередь стали считать, что андийцы их придаток, ответвление. У самих андийцев пробудили чувство, что их хотят принудительно втащить в лоно "аварскости", что породило и новые противоречия», – рассказал Арутюнов.

Одним из последствий революции стали массовые депортации. Принудительные и насильственные переселения начали практиковаться с самых первых месяцев и лет советской власти, указывает историк Павел Полян, приводя в качестве одного из примеров депортацию казаков из Притеречья в 1918-1921 годах. "Стихийным полигоном осуществления первых советских депортаций стал Северный Кавказ, что было во многом предопределено ясно обозначившимся жестким противостоянием «белого» казачества, крестьян и союзных им осетин, с одной стороны, и «красного казачества» вместе с вайнахской безземельной беднотой, с другой: при этом вайнахи, благодаря союзу с большевиками, рассчитывали осуществить передел земель в свою пользу. Наивность этого расчета проявилась много позднее, в 1944 году, когда они сами целиком и полностью были депортированы", - пишет Полян в своем исследовании "У истоков советской депортационной политики: выселения белых казаков и крупных землевладельцев (1918-1925)"

Число людей, принудительно и насильственно выселенных советской властью с Северного Кавказа в 1940-х годах исчислялось сотнями тысяч. По сведениям Международного общества "Мемориал", 1943-1944 годах из Калмыкии было выдворено 101 000 человек, из Карачаево-Черкесии в 1943 году - 70 000. В 1944 году депортации подверглись 37 000 балкарцев, 485 000 чеченцев и ингушей, а также 100 000 турок-месхетинцев и представителей других народностей Закавказья.

Горские республики и вечный земельный вопрос

Распад Российской империи сопровождался ростом сепаратистских настроений и способствовал появлению в Закавказье и на Северном Кавказе независимых государственных структур. Одной из таких структур стала сначала Республика Союза горцев Северного Кавказа (Горская республика), а затем Горская АССР.

Флаг Горской республики. Фото: https://ru.m.wikipedia.org/

В марте 1917 года во Владикавказе состоялся Первый съезд горских народов Кавказа, на котором участники съезда высказались за создание «свободной» автономной республики северокавказцев. В состав нового государственного образования вошли бывшие территории Терской и Дагестанской областей Российской империи, населенные очень несхожими по культурному уровню народами. Межнациональные конфликты, начало Гражданской войны на Северном Кавказе, не позволили Горской республике, основанной на различных административно-территориальных принципах, успешно проводить свою политику. Уже в июне 1920 года она прекратила свое существование и в январе 1921 года указом ВЦИК была образована Горская АССР.

В первую очередь новая советская республика, в состав которой входило несколько округов (Балкарский, Осетинский, Сунженский, Чеченский, Кабардинский, Карачаевский), должна была решить остро стоявший на Северном Кавказе земельный вопрос, примирив конфликтующие стороны и разрешив пограничные конфликты.

Больше всего земли находилось в распоряжении Кабарды и казаков, множество станиц которых на землях горцев появилось по окончании Кавказской войны. Однако, как отмечает Макка Албогачиева, старший научный сотрудник Музея антропологии и этнографии РАН, изъятие земли у казаков (и не только у кулачества), в полной мере данный вопрос решить не смогло, поэтому было решено перераспределять земли Кабарды.

Руководство Горской республики настаивало на распределении земель между входившими в ее состав бедными в земельном отношении округами и более обеспеченными соседями.

Люди, стоявшие во главе Кабарды, естественно, не были согласны отдавать собственные земли, высказывая опасения, что дальнейшее искусственное экономическое прикрепление области к ГАССР гибельно отразится на восстановлении разрушенного крестьянского хозяйства трудящихся. Поэтому был взят курс на выделение из состава ГАССР и образования самостоятельной автономной области в рамках РСФСР.

За выделением Кабарды, рассказывает Албогачиева, последовало выделение Карачая, поскольку, с одной стороны, Карачай оказался отрезанным чересполосицей от Горской республики, а с другой – он всегда больше тяготел к Баталпашинску и Кисловодску, чем к Владикавказу. В 1921 году данный вопрос был согласован с Иосифом Сталиным, и к концу года выделение Карачая из ГАССР стало фактом, а в самом начале 1922 года он был объединен с Черкесией в одну автономную область.

Однако конфликты на почве дележа земли не прекратились и не замедлили вылиться в межнациональную рознь, принявшую характер военных стычек между Карачаем и Кабардой в январе 1922 года.

Между еще сохранявшейся Горской республикой и вновь образованными автономными областями периодически возникали споры о пограничных землях. Конфликтовавшие стороны призывали для разбора подобных ситуаций комиссии из Москвы, которые с трудом справлялись с поставленными перед ними задачами.

Создание наций на Северном Кавказе

Опыт организации Горской автономной республики — многонациональной, федеративной административно-территориальной структуры – в целом оказался неудачным, хотя в 1920-е годы представители Центра расценивали, что затеянное ими нациостроительство движется в требуемом направлении, отмечает Макка Албогачиева.

Макка Албогачиева. Фото: http://gazetaingush.ru/node/5978

Народы обретали «свои» территории, получая один из главных признаков собственной нации. Утверждалось представление о незыблемых правах «народа» на конкретные территории, что ложилось на «традиционный» взгляд, подтверждавший незыблемость таких прав.

Ряд национальных территорий оказались объединенными в двоичные административно-территориальные структуры. Произошло это, как отмечает Албогачиева, не столько по воле стороннего субъекта власти, но в силу житейских нужд местного населения. Балкария и балкарцы реально в хозяйственном плане не могли обойтись без угодий Кабарды, а карачаевцы без таковых в Черкесии. Жители равнинной части были заинтересованы в тесных хозяйственно-экономических связях с жителями горных районов. Вскоре после выхода округов из состава Горской республики в административном порядке стали восстанавливаться издавна существовавшие связи: Балкария соединилась с Кабардой, образовав Кабардино-Балкарскую автономную область, а Карачай объединился с Черкесией и Баталпашинским казачьим отделом.

Отношения внутри этих образований были далеки от гармоничных. В Кабардино-Балкарии не прекращались споры о квотах национального представительства в высших управленческих инстанциях, а в Карачаево-Черкесской АО шли жесткие трения между представителями разных национальных элит, приведшие к ее разделению в 1926 году на три части (восстановлена в 1957 году).

По мнению Албогачиевой, союзная власть стремилась осуществить подобный план в полном масштабе, наделив местные национальные административно-территориальные образования и собственными городами. Нальчик стал столицей Кабардино-Балкарии, в Карачае появился город Микоян-Шахар (ныне Карачаевск). План строительства столицы для Черкесии остался неосуществленным, но после нескольких переименований Баталпашинск стал Черкесском. Обсуждались проекты организации столиц для Северной Осетии (в Беслане) и Ингушетии (в Назрани). Все это должно было подтвердить обретение каждым народом «своей» территории.

В итоге, определенная модель государственного устройства на Кавказе советской властью все же была реализована. Горские народы обрели свои государственные национальные республики (пусть и объединенные в двоичные административно-территориальные структуры) со своими столицами и «свои» территории, получив один из главных признаков собственной нации.

Современные конфликты на Южном Кавказе также уходят корнями в революционные годы. Конституция Республики Абхазия 1925 года и грузинская конституция 1921 года, - восстановление которых в 1990-х годах послужило толчком к обострению грузино-абахского конфликта, - это наследие именно того периода, когда распалась Российская империя. Юго-Осетинскую Автономную Область, после отмены автономии которой вспыхнул грузино-осетинский конфликт 1990-х годов, создали в 1922 году, когда в Грузии была установлена советская власть. Ее созданию предшествовало несколько восстаний югоосетинских большевиков против меньшевистского правительства Грузии. Конфликт в Нагорном Карабахе, вспыхнувший в конце 1980-х годов, тоже имел зачатки в послереволюционном периоде - в армяно-азербайджанском противостоянии 1918-1920 годов и в Шушинской резне 1922 года.

Грандиозный лингвистический эксперимент

Наима Нефляшева. Фото: hse.ru

В первые годы советской власти на Северном Кавказе пытались также решить вопросы создания письменности для бесписьменных народов и перевода национальных языков на другую графическую основу – с арабской на латинскую и кириллическую.

Это был «грандиозный лингвистический эксперимент», не имевший аналогов в мире, утверждает Наима Нефляшева, научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН. «Для каждого народа была создана своя письменность. Лучшие лингвисты России – Яковлев, Поливанов – писали о графических революциях. Реформа письменности многое дала для формирования лингвистов Северного Кавказа, талантливая молодежь участвовала вместе со столичными профессорами в лингвистических экспедициях. Благодаря этим экспедициям было описано и сохранено много фольклорных памятников и предметов материальной культуры, - отмечает Нефляшева. - На местах структурировались различные общества, где собиралась интеллигенция, студенты, обсуждались актуальные вопросы образования и культуры. И это в 1920-е годы. Это была настоящая мобилизация лучших из лучших! В Ростове в 1920-1930-е годы работал целый Северо-Кавказский лингвистический институт, архив которого не разобран до сих пор».

«Преимущества латинской графики перед арабской оценивались с точки зрения элементарной прагматики: латиница избавляла от сложностей написания и фонетической ограниченности арабского алфавита для выражения звуков языков многих народов Кавказа, а также снимала сложности, возникающие с типографским набором и дороговизной издательского процесса на арабской графике», - пишет Наима Нефляшева в посте «"В пользу латинской основы". О латинизации кавказских алфавитов в 1920-е гг.» в своем блоге на «Кавказском узле».

По мнению Нефляшевой, вопрос о переходе на латинскую графическую основу обсуждался под влиянием все еще витавших в воздухе идей мировой революции вплоть до того, что существовали «даже проекты перевода русского языка на латиницу».

«Латинизация становилась инструментом борьбы с мусульманским духовенством, медресе и книжной культурой на арабской графике, традиции которой, например, в Дагестане были очень сильны», – пояснила исследователь.

В то же время, по ее мнению, реформа алфавитов на Северном Кавказе имела неоднозначный результат. «Для народов, у которых не было письменности, это был прорыв, а для народов Дагестана реформа сопровождалась уничтожением мусульманского письменного наследия, поощрения такого типа поведения, когда молодые люди могли позволить себе выпады против духовных авторитетов, а носители этой культуры клеймились как носители предрассудков, был даже такой термин – "реакционное духовенство"», – подчеркивает Нефляшева.

Изменения «тектонические», хотя и неоднозначные

Главным достижением первых лет советской власти на Кавказе, по мнению Нефляшевой, стало «формирование профессиональной интеллигенции и культурной элиты, кампания всеобщей грамотности и доступ к образованию, в том числе и высшему, появление образовательных программ, рассчитанных на получение образования на родных языках». Эти преобразования осуществлялись «в рамках классового подхода, когда целые сословия (зарождающаяся буржуазия и крепкие хозяйственники, духовенство, военные, которые служили в императорских подразделениях) стигматизировались, загонялись на периферию общественной жизни и в конце 1920-х подвергались репрессиям».

Памятник борцам за Советскую власть на Северном Кавказе https://www.rutraveller.ru/place/64945

Одновременно на Северном Кавказе шла борьба с устоявшимися традициями, такими как почитание старших и стариков. Женщина получила доступ к образованию. «Надев красную косынку, она стала участвовать в заседаниях сельсоветов и демонстрациях, но часто такие советские активистки пропагандировали совершенно новые стандарты поведения, в которых семья оказывалась вторичной по сравнению с тем, что ожидало от женщины государство», - рассказывает Наима Нефляшева.

При этом, по мнению эксперта, в первые годы советской власти многочисленные клубы горянок, дома крестьянок, создаваемые на Кавказе, не пользовались успехом. «Чего стоит знаменитая кампания "Пальто горянке", - рассказывает Наима Нефляшева. - У женщин Северного Кавказа, как известно, не было верхней одежды, и чтобы дать им возможность быть активными и выходить из дома в холодное время года, на Северный Кавказ было завезено тысячи одинаковых, некрасивых, сшитых из плохих тканей пальто. Для меня это – лучшая иллюстрация унификации и усреднения личности, которое было заложено в советских реформах».

«С одной стороны, кампания имела смысл - в традиционной женской одежде начала ХХ века верхняя одежда типа пальто отсутствовала, пальто заменяли шали и платки. Иметь пальто считалось особым шиком и привилегией кавказских женщин и девушек из обеспеченных городских семей, - пишет Нефляшева в посте «Северный Кавказ. 1920-е годы. "Пальто — горянке!"» в своем блоге на «Кавказском узле». - Оборотная сторона кампании видится в другом - кампания сопровождалась мощным, как сказали бы сегодня, информационным обеспечением - на страницах местных газет, а также такого общекавказского журнала как "Революция и горец", издававшегося в 1920-30-х гг. в Ростове-на-Дону, были выделены целые разделы, которые постоянно наполнялись рассуждениями о вреде кавказских традиций и обычаев. Этому же посвящались комсомольские собрания, политинформации, занятия в избах-читальнях и красных уголках». Как пишет блогер, под определение «вредных» попадал широкий спектр традиций - «от традиций религиозных, связанных с посещением мечетей и празднованием исламских праздников, до такой, казалось бы, незыблемой и святой традиции, как почитание стариков».

Наима Нефляшева отмечает, что изменения в культурной жизни народов Северного Кавказа, обусловленные Октябрьской революцией, безусловно имели характер глубоких тектонических сдвигов, но дать им однозначную оценку сложно.

Октябрьская революция и послереволюционные годы стали периодом, когда народы Кавказа получили возможности для социальной и политической модернизации, однако вынуждены были заплатить за эти возможности слишком высокую цену. Эхо тех драматических событий звучит на Кавказе до сих пор.


1807

Источник: КАВКАЗСКИЙ УЗЕЛ

Материалы по теме:

КОММЕНТАРИИ

Mike
Имя Цитировать
Гость
ralph lauren
michael kors outlet
coach outlet
trikots g?nstig
vans outlet
burberry
nfl jerseys
jordans
beats headphones
fila shoes
pandora jewelry
balenciaga sandals
new balance sandals
louboutin
ray ban sunglasses
christian louboutin
running shoes
hermes bags
coach outlet online
nike air max 2018
coach outlet
herve leger dresses
adidas ultra boost
kate spade outlet
adidas nmd
ray ban sunglasses
oakley sunglasses
maglia calcio
nike outlet store online
undefeated clothing
supreme new york
wedding shoes
coach outlet
jordans
kevin durant shoes
nfl jerseys
camisetas de futbol
jordan 12
mont blanc pens
nike huarache
michael kors outlet
baseball bats
audemars piguet
ralph lauren outlet
nike mercurial
tory burch bags
coach outlet store online
coach outlet
nike air max 95
nike huarache
jordan 4s
timberland
supreme
mbt
replica rolex watches
burberry outlet
timberland
ray bans
polo ralph lauren
jordan shoes
nike free run
nike dunks
columbia
kate spade handbags
michael kors
michael kors outlet
jordan 6s
superdry clothing
new balance
mishka clothing
jordan
timberland outlet
van cleef & arpels
pandora jewelry
givenchy handbags
true religion outlet
pandora jewelry
ray ban sunglasses
adidas jeremy scott
soccer jerseys
nba jerseys
fitflops sale
cheap jerseys
louboutin
true religion outlet
birkenstock sandals
michael kors handbags
coach outlet
soccer jerseys
marc jacobs
oakley sunglasses
coach factory outlet
nike free
yeezy desert rat 500
lebron 15
nike roshe
snapback hats
pandora jewelry
jimmy choo outlet
ferragamo20186.21chenjinyanr8
Имя Цитировать

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Адыгея Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Северная Осетия-Алания Чечня

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Азербайджан Армения Грузия Абхазия Южная Осетия